Баскунчак уникален

Баскунчак уникален

Раньше говаривали : «Один глаз на полицу (где хлеб), другой в солоницу (солонку)». И еще: «Без хлеба не сытно, без соли не сладко». В.И.Даль утверждал, что слова солодкий и сладкий одного корня со словом соль. 
Так русский язык отразил весомость пищевой соли.
В крови у человека около 1 % хлористого натрия, причем у многих из нас он с озера Баскунчак. Объясняется это просто: по вкусу и химической чистоте баскунчакская соль лучшая в стране и одна из лучших в мире. Долгие годы озеро обеспечивало почти треть потребности страны в пищевой и технической соли и поэтому заслуженно называлось всесоюзной солонкой.
Аромат полыни, шары перекати-поля и типчак придают здешней степи былинное очарование. Этой степью прошли сарматы, половцы, гунны, орды Батыя, наконец, осевшие тут племена калмыков и казахов. Переселенцы из центральной России и Украины появились здесь в конце ХVII века, тогда и начались разработки соли.

Море – источник большинства соляных месторождений. В среднем на 1 л морской воды приходится 30 г разных солей. В морях и океанах солей столь много, что если бы их осадить на дне, получился бы пласт толщиной 60 м, в котором львиная доля пришлась бы на поваренную (до 80%). Вся эта соль принесена в океаны поверхностными и подземными водами, которые представляет собой ни что иное, как слабые растворы солей, вымытых из горных пород.
Степная равнина Прикаспийской низменности, где лежит озеро Баскунчак, это бывшее дно Хвалынского моря. Отступив около 30 тысяч лет назад в границы нынешнего Каспия, оно оставило засоленную глинистую низменность. Основная масса соли скопилась глубже 5 км, однако солянокупольные поднятия подходят очень близко к поверхности. Давления слоя пород всего в 100м, достаточно, чтобы соль вела себя как вязкая, пластичная масса. Всплывая в местах пониженного давления кроющих пород, она и дала купола. Вершины куполов подходят к дневной поверхности на 200 м, а в озере Баскунчак соль почти вышла наружу. Рост куполов сопровождают излияния солевых растворов и появление многочисленных озер и солевых котловин. Весной они заполнены водой, что хорошо видно на инфракрасном космическом снимке.
Баскунчак пополняют очень соленые береговые источники. В год в озеро поступает около 1 млн. тонн соли.

При кристаллизации соль давала ряд слоев отличающихся и составом, и механическими свойствами. Соль новосадка появлялась на поверхности озерного раствора – рапы, на старых пластах соли. Она может быть заилена и похоронена в отложениях, превратившись таким образом в старосадку. Местное население, несмотря на темный цвет старосадки, из-за отменного вкуса предпочитает ее всем другим. С годами она превращается в так называемую чугунку. Из нее режут блоки, которые идут скоту в качестве «лизунцов».

Среди сторосадочных отложений есть слои из дымчатых кубиков галита. Кубики спаяны как зерна граната, а промежутки между ними заняты маточным раствором и частицами ила. Промысловики называют эту соль гранаткой. Именно гранатка и до некоторой степени чугунка представляют промысловый интерес. Гранатка легко берется комбайном. В ходе добычи ее промывают рапой, после чего она становится превосходной пищевой солью. Ее запасы сосредоточены в основном в южной части озера.

Еще 20 лет назад  котловину  Баскунчака считали неисчерпаемой базой пищевой и технической соли. Резкое снижение скорости возобновления, по-видимому вызвано нарушением гидрологического режима озера из-за чрезмерного вывоза соли.

Допустимый рубеж добычи в 1 млн.т пройден еще в 1935 году. И,если для тех лет это следует расценить как достижение, то запланированный дальнейший рост добычи был крайне неосмотрителен. Как известно, только 20% Баскунчакской соли идет в пищу, остальное – на технические нужды (только химическая промышленность потребляет около 3 млн.т). Поваренная соль служит сырьем для получения хлора, соляной кислоты, едкого натра и соды, применяется в красильном деле, в мыловарении и других производствах).

Вообще-то запасы соли в стране очень и очень велики. На судьбе же Баскунчака роковым образом сказалась дешевизна  добычи. Себестоимость соли здесь  в 6-8 раз меньше, чем при шахтной добыче. Секрет дешевизны в примитивности технологии, при которой 40%  соли теряется , а шлам после отделения соли от примеси глины сбрасывается прямо в озеро. Переход же на новую, не загрязняющую технологию крайне сложен из-за напряженных планов добычи и слабости отраслевой науки.

Обстановка на озере не меняется.

В сутки человек съедает около 15 гр соли. Если бы распорядиться по-хозяйски и баскунчакскую соль расходовать только в пищу,достаточно было удерживать добычу на уровне 1 млн.т в год, и оскудение озера прекратилось бы.

Озеро еще послужит,если ему не мешать. Печальная судьба озера  в очередной раз иллюстрирует необходимость вдумчивого планирования добычи минеральных ресурсов. То, что природа создавала сто тысяч лет, может быть исчерпано менее чем за век.

Взаимодействие человека и природы  какое-то время может держаться на простой выгоде только при сбалансированном, тщательно рассчитанном вмешательстве в ее естественный цикл накопления сырья. Темпы  такого накопления и должны лечь в основу планирования масштабов добычи минеральных богатств, способных к возобновлению.

Вспомним еще раз, что  в нашей крови соль Баскунчака.

 

«Химия и Жизнь» 1988 г.

Кандидат ФМН Низовцев В.В.



Возврат к списку

Заказ услуги

© 2017  ООО  АкваХим

Яндекс.Метрика

г. Санкт-Петербург,
пос. Металлострой


Электронная почта: aqua.him@mail.ru
Телефон:
+7 (812) 611-04-50
+7 (921) 434-65-06
VSRT3S1_VILKA